Последние Новости

Британия выходит, Ирландия остается: Евросоюз ждут новые границы

24.11.2018 14:01 В мире
Британия выходит, Ирландия остается: Евросоюз ждут новые границы

1 января 1801 года Великобритания стала не государством, а островом — одним из двух островов, на которых тогда расположилось Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии. В ХХ веке остров был поделен. Шесть северных графств, где в большинстве протестанты, со столицей в Белфасте предпочли остаться под властью британской короны – в том, что сегодня называется Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии (кратко говорят просто: Британия). А 26 графств на юге Ирландии, где в абсолютном большинстве католики, добились независимости. И до того, как в последний час вновь возникла еще и тема Гибралтара, главный спор был и есть о режиме на границе между Северной Ирландией и Республикой Ирландия, которая теперь превращается во внешнюю границу Евросоюза.

Город Петтиго расположен на границе двух Ирландий, граница проходит через город по реке. Как здесь будет, когда одна часть города останется в Евросоюзе, а другая выйдет?

В 70-х годах граница была жесткой, и здесь процветала контрабанда: не стесняясь тогда еще кинокамер, люди пролезали через щели в ограждениях и ходили вброд через речку в обход таможни. Неужели теперь все вернется?

Пограничный межирландский Петтиго будет на нашем пути, мы специально свернули туда, проехав от одной ирландской столицы до другой. Начинали путь — на Юге.

Если вдуматься, то и город Дублин, да и вся Ирландская Республика — одно из самых удивительных мест в Евросоюзе. Бывшее владение британской короны в отличие от Великобритании и Северной Ирландии давно расплачивается в евро, давно перешло с миль на километры. Нона улице все еще двухэтажные автобусы, как в Англии. Здесь ездят по левой стороне. Но Ирландская Республика входит не в Шенген, а в общую зону путешествий, как она называется, все-таки с Соединенным Королевством.

Из занятных исторических примет в Дублине — местная почта. Почтовый ящик остался от британских времен, даже с королевским вензелем, но перекрашен в национальный изумрудный. Есть свой национальный Институт международных и европейских проблем.

Подрик Мерфи, бывший посол Ирландии в СССР, — человек-легенда ирландской дипломатии.

- Позвольте задать сначала личный вопрос: сколько вам лет?

- 78.

Дипломат помнит, какими были Британские острова до совместного вступления Британии и Ирландии в Евросообщество. А как им было не вместе вступать?

- Тогда Соединенное Королевство было нашим крупнейшим торговым партнером и рынком сбыта продукции.

- Раз уж вы сами это упомянули в прошедшем времени... Выходит, что теперь Британия — уже не такой крупный партнер?

- Давно уже нет. На сегодняшний день британский рынок — это 20 процентов нашего экспорта. А ведь в 1972 году только сельхозпродукции Лондон на 70 процентов закупал в Ирландии. При этом британское правительство искусственно занижало цены на такие товары.

Ирландцы помнят старые обиды. В ХХ веке была война Республики за независимость, а потом кровопролитный конфликт в Северной Ирландии, где в определенный момент католическое меньшинство стало требовать больших гражданских прав, радикалы взялись за оружие, и многие десятилетия британские силы безопасности никак не могли остановить волну терактов: и со стороны боевиков-католиков из ИРА, которые, если что, прятались в Республике, и со стороны подпольных боевых дружин протестантов-юнионистов. Конец этому положило достигнутое в 90-е мирное соглашение, после чего на основе правил Евросоюза граница вновь стала открытой.

Если бы граница была закрыта, путь из Дублина в Петтиго был бы раза в полтора длиннее. Но благодаря правилам ЕС, навигатор положил путь самый короткий — через британскую Северную Ирландию. Забегая вперед: переезд из одного государства в другое виден только по разметке: сначала идут желтые полосы, впереди — мост. Это, собственно, граница между Ирландской Республикой и британской Северной Ирландией, где стоит знак с черной полосой — "Все ограничения сняты". Вот и все приметы того, что человек попадает в Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Ну, разве что разметка меняется – из желтой прерывистой перешла на белую сплошную. И ограничение скорости пошло в милях в час, но примерно через 100 метров, точнее, ярдов.

Еще интересная вещь: политические лозунги вместо пограничных столбов. "Слушайте наши голоса, уважайте наш голос!". "Никаких границ в Ирландии". И пограничная вышка старого образца тех времен, когда в Ирландии были беспорядки.

Ранние 70-е. Британия и Ирландия еще не входят в Евросоюз, и на границе было не сильно лучше, чем с Гибралтаром. Прогрессом считалось то, что хотя бы единственный местный катафалк пропускали беспрепятственно, правда, при условии, что на границе менялся водитель. Теперь никаких препятствий нет. Никаких пограничных застав и таможенных постов.

Метрах в 200 от границы — ирландская автозаправка, но на ней машины с номерами и из Республики, и с Севера. Цены указаны и в евро, и в фунтах. Правда, обладателям фунтов в последнее время было несладко: после Brexit по отношению к евро британская валюта все больше падала и падала.

А ведь отдельно взятая Северная Ирландия на том референдуме проголосовала за то, чтобы остаться в Евросоюзе. Но за выход проголосовала большая часть англичан, и в Соединенном Королевстве Северная Ирландия вынуждена подчиниться.

На британской стороне реки заходим в автомастерскую прямо на границе, разговариваем с работником Киром Джонсоном.

- Много у вас клиентов с другой стороны, из Ирландской Республики?

- Да.

- В основном из Республики едут сюда или из Северной Ирландии туда?

- Где-то 50 на 50.

- Вы сами из Северной Ирландии?

- Да.

- Что случится, если будет граница?

- Даже не знаю!

То, что будет на границе после выхода Британии из ЕС, — огромная головная боль для всех. Предложение Евросоюза заключается в том, чтобы отдельно взятая Северная Ирландия осталась в едином таможенном пространстве с Республикой. Это, конечно, удобно. Но тогда, получается, рушится конституционное единство Соединенного Королевства: Северная Ирландия словно отделяется от Великобритании.

Но если делать жесткую границу, как это было — с таможней, то все боятся, что опять начнутся нападения на погранпосты со стороны боевиков из ИРА, которые мечтают о единой Ирландии. Тем более, что католиков в Северной Ирландии все больше и больше — рождаемость выше. И не станет ли Brexit прологом к еще одному референдуму — об объединении Ирландии?

- Мы здесь не любим объединять эти вопросы в один. Говоря об объединении Ирландии и Северной Ирландии, мы отталкиваемся от мирного соглашения 1998 года, которое подразумевает необходимость желания людей по обе стороны границы для принятия соответствующих решений. Этот исторический процесс идет своим чередом, и мы не подталкиваем его за счет Brexit, — говорит Мерфи.

- Но если посмотреть на демографическую статистику в Северной Ирландии, там католики близки к тому, чтобы стать большинством.

- Да, данные говорят об этом, но было бы неверно говорить, что все католики в Северной Ирландии выступают в поддержку объединения с Ирландией.

- 90 процентов.

- И тем не менее, не нужно упускать из внимания тот факт, что религия теперь уже оказывает на политику не такое влияние, как во времена моей молодости.

Это — правда. Среди прочих товаров на ирландской заправке видим еще и книгу местного автора.

- О! Я смотрю, у вас тут книга продается. "Соседи".

- Да, "Соседи".

- А вы хорошие соседи?

- Да, хорошие.

- На северной стороне кто — католики или протестанты?

- И те, и те.

- Короче, нормальная ситуация. А много браков между католиками и протестантами?

- Да, много. У меня сын, он католик, женился на протестантке из Церкви Ирландии.

- А в каком храме?

- А вот здесь, чуть выше.

- А он католический или протестантский?

- Ее, невестки, протестантский. А их дети ходят в обе церкви: на одной неделе в одну, на другой — в другую.

Местная доска объявлений. Свадьбы. Не поймешь, кто протестант, кто католик, но они здесь уже есть совместно, мы это выяснили. Вот любопытно – трубочист, в объявлении два телефона, один на британской стороне, другой на ирландской. Ну, и неизбежно, естественно, похудение, это интересует всех: и жителей Республики, и Северной Ирландии.

И все-таки воля большинства англичан выйти из Евросоюза ставит Северную Ирландию в весьма щекотливое положение. А ирландцы в Республике теперь на уступки идут неохотно.

"Все то время, что Великобритания входит в Евросоюз, для нее делались какие-то исключения. Сейчас страна выходит из ЕС и опять же пытается обеспечить себе исключения, — говорит Подрик Мерфи. — К слову, мы не очень любим выражение "Британские острова", когда речь идет о нас. Ведь мы не считаем себя британцами и время от времени приходится напоминать людям не говорить так".

Оставив позади и Дублин и пограничный Петтиго, едем в столицу Северной Ирландии, в Белфаст. Но вспоминаем о Терезе Мэй. Неудачно проведя досрочные выборы, в парламенте в Лондоне большинством она не обладает. Консерваторы проводят нужные им решения благодаря наличию парламентской коалиции с небольшой партией из той самой Северной Ирландии — партия юнионистов, то есть тех, кто за союз с Великобританией, а, значит, не приемлет того, чтобы Север жил по правилам Юга. Как быть?

Напоследок вспомним еще о Петтиго. На северной стороне там все-таки британский красный почтовый ящик. А в местном ирландском универсаме мы разговорились с продавщицей.

- Вы сами из Республики или из Северной Ирландии?

- Я сама с Севера. Но вот переехала сюда.

- Как много лет назад?

- Да, наверное, 50. Нет, все 60 уже!

- Изменилось что-то под зонтиком ЕС?

- Изменилось? Да не так уж. Нет, нет.

На самом деле, все просто уже привыкли к новой нормальности, а требуется еще какая-то новая. Какая? Ждем воскресного саммита Евросоюза, где будет еще и Гибралтар.

Источник - http://www.vesti.ru/doc.html?id=3087034&cid=9

 

Реклама