Последние Новости

Индийское чудо: как растет одна из самых крупных мировых экономик

12.11.2017 22:01 Экономика
Индийское чудо: как растет одна из самых крупных мировых экономик

Россия обратилась к Индии с предложением упростить процедуру выдачи туристических виз. Об этом сообщил министр культуры Владимир Мединский, который находится в Дели на Днях российского кино. Российский МИД идею поддержал и вышел к Индии уже с официальной инициативой.

Лишь в прошлом году в Индию слетали более 170 тысяч россиян. Индия — древнейшая цивилизация, загадочная, духовно-богатая и зачастую, малопонятная для европейца — настоящий магнит для туристов. Еще Индия — самая быстрорастущая из крупных экономик мира, а разрыв в численности населения с Китаем быстро сокращается. Так какая она, Индия XXI века?

Ambassador 1959 года — гордость Индии, машина президентов, идеальная для наших дорог. Спидометр показывает скорость в милях, как в Англии. Потолок – родной.

Три года, как ее не выпускают для президентов и даже таксопарков. Легендарный Ambassador — первая собранная здесь машина, вообще больше не сходит с конвейера. И так совпало ,что когда-то "слизанная" с английской Morris Oxford и ни разу не менявшая дизайн, она свой век закончила ровно в тот год , когда Индия на весь мир заявила, что хочет жить теперь по-новому.

"Сделано в Индии" — стикер, который страна мечтает расклеить по планете поверх штампа Made in China . И приглашает примкнуть к исполнению задачи весь мир, предлагая в обмен на технологии и деньги миллиард рабочих рук, которые сейчас дешевле китайских втрое.

Индийский автопром в начале 90-х подтолкнул, а затем и вытащил экономику на позиции, с которых до лидеров расстояние — рука. Кое в чем позади уже и Китай. Бешено растущий рынок "съедает" нефтепродуктов больше всех в мире — 40 миллионов баррелей в день.

Миллиард с лишним ртов, который мог стать убийственным минусом, Индия сумела использовать как бонус мало с кем сравнимым числом потребителей, обеспечив экономический бум, несмотря даже на качество потребления.

Tata Nano — конечно, не флагман, но уникум. Рожденный исключительно как средство передвижения, в котором роскоши — ноль. Придуманный индийским автогигантом в надежде пересадить миллионы сограждан с мотоциклов на машины, схожие по цене и размерам.

В штате Гуджарат для новой машины с нуля построили завод, напичканный роботами и лучшими кадрами Tata . Придумывая автомобиль ценой в 2,5 тысячи долларов, отправили крохотный двигатель в багажник, а запасное колесо и бензобак — под капот.

Чтобы удешевить автомобиль, поначалу хотели даже отказаться от дверей и заменить их стойками, чтобы никто не вывалился. Но потом поняли, что в такую машину индийская женщина в сари просто не влезет, и базовая модель Tata Nano осталась без кондиционера, магнитолы, стеклоподъемников и боковых зеркал.

Штату Гуджарат появление здесь завода стоило одну рупию — цена за sms руководству компании с предложением выбрать пустырь для цехов. За несколько лет автогигант принес провинции больше ста миллионов долларов. Так в Индии во всем. Минимум начальных вложений — максимум доходов. Именно это случилось и с Бангалором, когда решили распахать его под Силиконовую долину.

Еще в конце ХХ века на там был пустырь. Бангалорская окраина, где земля не стоит почти ничего. А уставный капитал первой компании — 250 долларов. Сейчас Electronic City — один из главный IT-центров планеты. В Бангалоре больше всего долларовых миллионеров на душу населения.

Сработала несложная схема. Компании высоких технологий освободили от налогов. Компьютерное оборудование — от ввозных пошлин. На руку индийскому чуду сыграли второй государственный язык – английский — и географическое положение. Пока в Штатах спят, здесь доводят программы до ума. Индия заняла позицию крупнейшего в мире IT-офшора. Сюда заказы отправляют все мировые компании. И каждый молодой человек — а их половина страны — знает, куда мечтать податься.

Индия получила от растущих автопрома и IT-компаний миллиардные обороты и сотни тысяч мест у компьютеров и станков. И это — в стране, где 50 миллионов человек о работе только мечтают. Нищих больше, чем жителей в США, а в сияющих огнями городах доступа к электроэнергии не имеет четверть миллиарда. И надеяться им остается только на солнце.

Панелей уже миллионы Плантации батарей каждый день выкачивают из солнца для Индии тысячи мегаватт. Индия хочет заставить работать солнце везде. С помощью в том числе и его энергии сажают самолеты в аэропорту Дели и освещают станции метро в Мумбай. А к 2030 году зеркальные поля солнечных батарей должны накрыть половину страны.

С лета от столицы к пригороду курсирует поезд, увешанный ячейками солнцеуловителей. Весь индийский юг, как зерном, засевают министанциями. Угонятся ли за темпами роста населения – это вопрос ко всей индийской экономике.

На нее давит еще не до конца выжатая из индийского общества кастовая система, что все еще формирует принципы отношений во многих традиционных отраслях, когда улицы убирает клан мусорщиков, а сапожником не станет не сын сапожника. Конвейер, веками штампующий одинаковые судьбы.

Семейная экономика и балласт, и двигатель прогресса. Именно с семьи начиналось то, что сегодня разгоняет Индию до темпов, знакомых только Китаю. Это сейчас Ади Гордредж — миллиардер из списка Forbes. Глава империи, которая современными жилыми кварталами скрыла от глаз кварталы трущоб Мумбай. А дед научил индийцев, не знавших спасения от квартирных краж, запирать двери, наладив производство замков. В то время — первый на местном рынке товар, на котором можно было наклеить знак "Сделано в Индии". Теперь семья ставит его даже на космических кораблях.

Замки больше не производят. Зато мыло, придуманное семьей тогда же, и по сей день — национальный бренд и единственное моющее средство в самой большой прачечной мира.

Звук ударов мокрого белья о каменные ванны Мумбай слышит со времен британской Ост-Индской кампании, где сразу сообразили, что ручная работа может быть дешевой и качественной, если рук тысячи. Англичане ушли. Для этих людей мир в центре экономической столицы страны не изменился. Они — клан прачек.

Семьсот семей прачек обстирывают весь Мумбай. Вручную и на машинах. Не путая белье из гостиниц и от частных заказчиков. Этот конвейер без сбоев работает уже почти 120 лет.

Производство под открытым небом не останавливается и в сезон тропических дождей — все равно с утра до ночи — в воде. Постельное белье даже многие крупные отели привозят сюда, доверяя дорогие ткани только этим рукам. Исключительно мужским. Тоже традиция семейного производства.

Механика — только для отжима. Костры под бочками — для кипячения белья. Руки — для всего остального процесса. Здесь даже древние неэлектрические утюги — преимущество. Уголь в отличие от света — всегда в наличии. Чего нет, так это путаницы: тонны одежды, простыней и наволочек от миллионов заказчиков от сортировки до сушки не теряются никогда.

Масала, как сама Индия. Смешанная из ингредиентов с разным цветом, вкусом и запахом специя. И даже самый популярный жанр кино здесь называется "масала".

Ветер перемен, похоже, нечасто врывается на съемочные площадки Болливуда. Индийское кино, как было с перехлестом эмоций, перебором музыки и драк, таким и осталось.

Жанр масала — мелодрамы, "мыльного" сериала, где поют, объясняясь и готовя ограбление, танцуют вообще по любому поводу, — странен для всего мира, кроме Индии. Универсальный язык этого кино — объединяющая сила страны, где только официально признанных языков — 28.

Живучесть старых форм индийского кинематографа, который штампует фильмом больше, чем Голливуд, неизменная популярность его сказок о миллионерах из трущоб, — независимый свидетель того, как тяжел еще старый груз для страны, которая двинула в космос и печет миллиардеров как пирожки.

Источник - http://www.vesti.ru/doc.html?id=2953408&cid=6

 

Реклама